[4$] Маленькие клептоманы и клептоманки

Брать у чужих нельзя. А у своих можно? У мамы из кошелька, например? Мама, видимо, такое даже в виде гипотезы не рассматривала. Тем более от меня: самой маленькой, тихонькой и послушной дочки. А зря, между прочим. Не рассматривала-то.

Каждый долгий, полный разнообразных событий день заканчивался одинаково: вся большая семья благостно, умиротворённо усаживалась вечером у телевизора.  

Я тоже усиленно смотрела в экран, но мало чего видела. С некоторых пор мысли мои крутились совсем в другом месте. В соседней полутёмной комнате, в широкой родительской кровати под подушкой. Там лежал мамин старенький кошелёк – вот где метались мои мысли. Мама называла кошелёк важно и смешно: портмоне.

Мысли метались, сталкивались и путались, лицо горело, глаза порочно блестели. Потому что я знала: это очень плохо, что я замышляю. Это ужасно: за такое взрослых сажают в тюрьму, а маленьких – в детскую колонию.  

Но тяга к кошельку с его содержимым перевешивала страх и стыд. Улучив момент, я незаметно выскальзывала из большой комнаты. Мало ли зачем: может, водички в кухню попить. Может, в туалет. Пробиралась в спальню, прислушивалась, замирая: не войдёт ли кто? Ныряла рукой под подушку, ухватывала тяжёленький «партманет». Вслепую молниеносно нащупывала одну-две монеты, зажимала в ладошке…  

Сердце колотилось и выпрыгивало, я задыхалась. Прошмыгнув в детскую, рассматривала добычу. Самая оптимальная сумма была  – двадцать копеек. Пять копеек – маловато. Полтинник – много. Однажды выудила железный рубль – и меня обдало жарким ужасом. Это была громадная сумма. По моим меркам, то же самое, что ограбить целую сберкассу.  

Я прятала деньги в надёжном месте на дне своего портфеля – и чинно выходила к телевизору. Мама внимательно вглядывалась, прикладывала ладонь к моему лбу:

- Красная какая, ты не температуришь?  

-Нет, просто дома жарко.  

Теперь – внимание, на что я тратила деньги. На котлету! На холодную плоскую, беловатую от сала котлету из школьного буфета! Я приходила в большую перемену, смирно стояла в сторонке, пока утихнет буча у витрины.  

И когда уже вот-вот должен был прозвенеть звонок на урок, протягивала буфетчице руку с зажатой мелочью. И взамен получала засаленную бумажку с вожделенной тяжёлой котлетой. И, пока бежала к классу, на ходу кусала и глотала, и снова задыхалась – уже от наслаждения. И во время урока то и дело нюхала волшебно пахнущую руку.

О, как бы я, тогдашняя, украсила собой сегодняшние телевизионные ток-шоу и первые полосы газет! Под какими бы душераздирающими заголовками печатали мою худенькую физиономию! Как били в набат и ломились бы в нашу семью омбудсмены, работницы органов опеки и ювенальной юстиции: лишить маму и папу за жестокое отношение к детям, родительских прав и забрать меня в приют!

Но - утрите слёзы сострадания к несчастному голодному ребёнку. Никакой он не был голодный. Мама каждое утро варила суп – большую кастрюлю на большую семью.  

Очень сытный, густой и наваристый: с картошкой, морковкой, перловой крупой. Мясо у нас было своё. Каждый день мы завтракали этим супом, щедро налитым до краёв в глубокие миски. Возможно, так с утра перед тяжёлым крестьянским трудом заправлялись наши бабушки и дедушки.  

У нас утренним аппетитом мог похвастаться только папа. Наши же куски мяса оставались не тронутыми, недоеденный суп выливался кошке, собаке и поросёнку. А папа с удовольствием подолгу возился с крупными костями и только что не урчал, выбивая и высасывая из них мозг.  

Родители до вечера были в школе, мы приходили и разогревали себе тот же суп на электроплитке. Вечером мама что-нибудь готовила: картошку там или макароны, молочный суп или кашу. Ещё, помню, часто тушили рыбу. Да, каждую субботу – пельмени, это уже традиция.  

На особые кулинарные изыски у мамы не хватало времени. Работа, семья, хозяйство,  скотина. Проверка тетрадей, лекции в деревенских клубах и красных уголках, педсоветы.

А я грезила покупной котлетой! Холодной, серой, твёрдой, плоской как тапок, с кисловатым хлебным вкусом. У меня даже от одного слова слюнки текли: «Коотлеетаа».

Меня заложила буфетчица, учуяв криминал. Всё у меня было написано на лице, когда я испуганно протягивала деньги. И она, толстая тётка с хитрыми глазками (сама-то, небось, одни котлеты лопает), наверно, сказала маме: а ваша младшая девочка тайно покупает себе котлеты.  

Вечером у меня состоялся крупный неприятный разговор с мамой. Карманных денег у нас не водилось, откуда деньги на котлеты? А потом, не исключено, такой же неприятный разговор состоялся у мамы с папой.  

И, возможно, папа сказал: «Про наших детей будут говорить, что они воруют от голода. Какой позор!» А мама, возможно, ответила в тон, что если бы папа помогал ей больше по дому, то никто бы и не говорил, что наши дети воруют от голода. И у неё бы оставалось время на готовку злополучных котлет.  

Вот такими, возможно, обменялись они любезностями. Вот такой глубинный пласт внутрисемейных проблем я нечаянно сковырнула своим поступком.   

И  в нашем домашнем меню стали, не так чтобы часто, появляться котлеты. Из дважды прокрученного, чистого домашнего мяса - скворчащие, с поджаристой корочкой, с горячим взбитым воздушным картофельным пюре… Это сейчас я их с нежностью вспоминаю, а тогда… Убейте меня, но казённые котлеты из хлеба и жира, оставляющие на губах несвежую свечную липкость – влекли больше! Ей богу, извращение какое-то.  

***

На новогоднюю ёлку меня нарядили узбечкой. Бабушкина узорчатая юбка до пола, плюшевая зелёная жилетка, невесть откуда раздобытая тюбетейка. Сзади пришили вуаль: тюлевую накидку для подушек. Спереди на лоб и на виски в два ряда свешивались, покачивались длинные зелёные, гранёные мамины бусы. По мне – невиданной красоты и дороговизны.

Девчонки из класса потеряли дар речи. Гладили бусы, держали на весу, рассматривали. В тот момент, когда нас должны были вести на ёлку, мои бусы порвались и рассыпались по всему классу, звонко заскакали по полу. Все бросились их собирать, но потихоньку круг желающих рассосался. Ребята, один за другим, убегали в нарядный зал. Оттуда уже неслись звуки баяна, песни и топот пляшущих ног.  

Остались только я и одна девочка, упорно ползающая на коленках рядом со мной. Кое-как мы собрали, нанизали на нитку, стянули в узелок – бусы укоротились вдвое! Ну да хоть так. Я горячо благодарила девочку, потому что она оказалась самой верной из одноклассниц. Друг познаётся в беде! И мы, взявшись за руки, помчались на ёлку.

А потом маленькие классные доброжелательницы сообщили мне, что ходили домой к той девочке. И видели у неё, ну точь-в-точь как мои, зелёные гранёные бусы, только короче. И та девочка их спрятала и покраснела.

И ещё рассказали доброжелательницы, что эта девочка тогда в толчее и неразберихе нарочно дёрнула бусы, чтобы они порвались. И что она известная воровка, все давно об этом говорят – «с ней даже не водится никто. Ты что, не знала?» Дура лопоухая, звучало в подтексте. 

После уроков одноклассницы заперли класс и образовали вокруг нас тесный кружок. И, жадно подбадривая («Ну! Ну же!»), стали подталкивать меня к той девочке – чтобы я устроила допрос с пристрастием. А может, даже подралась.

Я побагровела так, будто это меня уличили в воровстве. Вырвалась и убежала, оставив одноклассниц глубоко разочарованными: типа, только с неё и было. Не из-за бус я переживала  – хотя от мамы за них влетело. Ах, как необъяснимо пусто и тяжело было у меня на душе!

Сейчас я понимаю: эта девочка была из бедной семьи. Как ей, наверно, хотелось подержать в руках невиданное украшение, наиграться досыта, а ещё лучше – стать его полновластной хозяйкой. Вынимать из-под подушки, любоваться, пересыпать в руке приятную тяжесть постукивающих стекляшек, изображать перед зеркалом принцессу - и прятать своё сокровище, свою Тайну обратно. Она просто честно поделила бусы пополам: между собой и мной.

Между прочим, та девочка сегодня - вполне респектабельная, благополучная во всех отношениях дама. 

*** 

Однажды в гостях у тёти, маминой сестры, я весь день играла маленьким автомобильчиком. И задалась резонным вопросом: а зачем тёте игрушка, если дети у неё взрослые? И почти не сомневалась, что на мою просьбу взять поиграть машинку домой - добрая тётя не откажет. А она взяла и отказала. От чего автомобильчик стал казаться во сто крат более недосягаемым и прекрасным.  

Чтобы насытиться автомобильчиком, я перед отъездом не выпускала его из рук. Когда меня одели и повели к автобусу, он покоился у меня на груди, под пальто. На остановке я вынула его и принялась, пыхтя, надувая щёки, изображать езду, играть им на скамейке. Пусть тётя увидит, как невыносима мне разлука с автомобильчиком. Который у них стоит в серванте без дела и пылится.  

Тётя увидела и удивилась. «Я только поиграю, а когда буду садиться в автобус, сразу отдам вам», - объяснила хитрая я. Ах, как славно я всё придумала. Тётя только покачала головой и предсказуемо сказала: «Ну, что уж с тобой делать. Бери!»  

Дома мама не разделила моих чувств. И произнесла много разнообразных слов. «Попрошайка» и «вымогательница» были самые безобидные. Взять без спроса машинку – это воровство. И обещала, что больше никогда меня не отпустят в гости к приличным людям – раз я такая.  

Я слушала и тяжело вздыхала. Пыталась улизнуть – но мама сурово возвращала меня на место и продолжала устное воспитание. Потом поставила в угол

А я ведь сразу отдала автомобильчик братьям. Какое счастье было наблюдать из угла, как они возятся и играют, и чувствовать, что это я для них расстаралась и несу незаслуженное наказание  (у меня даже в носу от горя защипало). Что и скомпенсировало осадок от обидных маминых слов. Потому что с самого начала было понятно: зачем мне машинка? Я же не мальчик.  

Ну, скажите, разве это воровство?! Просто педагогика ещё не подобрала для этого действия нужного определения!  


blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



 

 
 

Promo в Твиттере

Twitter февраля 19, 22:35
ЗАЧЕМ НУЖЕН ГРАЖДАНСКИЙ ТУ-160. http://bit.ly/2ScC2kn

Twitter февраля 19, 22:35
[1$] Ужасы XIX века Можно утверждать, что влечение детей к разного рода ужасам, http://bit.ly/2T4f57g

Twitter февраля 19, 20:10
[4$] Строевой плац, Есенин и ДОСААФ: история аэродрома Девау на улице Молодая Гвардия http://bit.ly/2EiZ70Z

Twitter февраля 19, 17:36
[6$] Как элитная "Азбука вкуса'' кормит лохов просрочкой http://bit.ly/2tqGdyU

Twitter февраля 19, 17:05
[5$] 19.02.14 начался захват власти на Украине http://bit.ly/2BIw9Gd

Twitter февраля 19, 16:40
[4$] "Вам кажется, что вы ущербные". Что злит и восхищает Джеффа Монсона в России http://bit.ly/2Gylfqi

Twitter февраля 19, 16:40
[1$] Новый скандал в семье Децла: мира там не будет http://bit.ly/2Nf6ZDx

Twitter февраля 19, 16:25
В гостях у Пашиняна побывал Навальный http://bit.ly/2SDDGQN

Twitter февраля 19, 16:25
[8$] Где талию будем делать? http://bit.ly/2IgouEw

Twitter февраля 19, 15:40
[7$] Унитаз позора Социальные сети пестрят мемасами с унитазом, который якобы и http://bit.ly/2NcVZql

Twitter февраля 19, 14:55
[4$] Квазиморды в квазигосударстве http://bit.ly/2V0kidA

Twitter февраля 19, 12:35
[15$] Раньше нам затыкали рты, а теперь что? http://bit.ly/2BGc57m

Twitter февраля 19, 12:05
[13$] Чем нас кормят? «Московский школьник» оказался не по зубам так называемому « http://bit.ly/2GyXT44

Twitter февраля 19, 11:35
[7$] Курилы : голосование http://bit.ly/2TXq27R

Twitter февраля 19, 10:35
[9$] Всем нужны деньги А что такое деньги? Задается вопросом певица Земфира, а сама http://bit.ly/2TXCGUy

Twitter февраля 19, 09:30
[17$] Из отпуска в психушку http://bit.ly/2DW6ZEf

Twitter февраля 19, 09:05
[16$] Россия: страна нищебродов http://bit.ly/2SN0WMz

Twitter февраля 19, 06:05
[4$] Мужик взыскал с бывшей жены стоимость операции по увеличению груди http://bit.ly/2TV1egH

Twitter февраля 19, 05:05
[3$] Как собрать за несколько часов в Instagram более двух миллионов лайков http://bit.ly/2SZ3w1c

Twitter февраля 19, 03:35
[4$] Поцеловал на седьмом свидании http://bit.ly/2V6i8Jw

Подпишись в Твиттере